В ОП РФ лоббируют радикальные феминистские законы

М.Федотов Фото: аркс
15.09.2016 Последние пару лет законопроект о профилактике семейно-бытового насилия активно лоббировал Совет по правам человека при Президенте.
В 2014, 2015 гг Председатель СПЧ М. Федотов и член СПЧ С. Айвазова неоднократно (к счастью, безуспешно) пытались убедить Президента поддержать законопроект https://ria.ru/society/20140729/1018041099.htmlhttp://www.kremlin.ru/events/president/news/50411

Все здравомыслящие силы российского общества выступили резко против проекта. Недопустимость выделения «семейного» насилия как особого вида разъясняла Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства http://pk-semya.ru/dokumenty-komissii/item/2136-poyasneniya-nasilie.html

Общественный уполномоченный по защите семьи не раз обращался к Президенту с просьбой воспрепятствовать продвижению антисемейного закона http://дети-петербург.рф/news/?newsid=1057

Законопроект непомерно широко определяет насилие (сюда подпадает и критика супруги, и относительно строгие воспитательные меры к детям и т.п.), а также вводит такой опасный механизм как «защитное предписание» (или «охранный ордер»). В чем его суть? 

Предписанием, которое выдает полиция либо суд, устанавливаются запреты и ограничения в общении «правонарушителя» и «пострадавших» членов семьи, например, запрет приближаться к пострадавшему от «насилия» на определенное расстояние, звонить, писать ему письма, искать общения с ним и т.п. (это называется «преследование»). 

Соответственно, если «пострадавшим» признается ребенок, то он должен быть изъят у «правонарушителей» - родителей, а если жена – то ее избавляют от мужа: предписанием можно обязать «правонарушителя» освободить жилье, даже при наличии у него права собственности! 

Самое интересное, что защитное предписание может быть вынесено без согласия пострадавшего, если его признают «зависимым» от правонарушителя. 

Внедрение охранных ордеров приведет к тому, что любая банальная ссора при недоброжелателях может стоить супругам совместной жизни против их воли. 

Уровень коррупции в нашей стране не оставляет сомнений в том, что защитные предписания могут получить широкое распространение: угроза разлучения с близкими будет побуждать родных решать вопрос с правоохранителями «мирно». 

С учетом того, что абсолютно все просемейные эксперты и общественные организации уже несколько лет подряд выступают против защитных предписаний, возникают вопросы по поводу истинных мотивов людей, которые продолжают проталкивать указанные технологии. 

Эстафета по лоббированию охранных ордеров перешла из СПЧ на новую площадку – в Общественную палату РФ. 

Там 25 августа 2016 г. состоялся круглый стол «Профилактика и противодействие насилию в отношении женщин». 

Организатором выступил Антон Владимирович Цветков – председатель Комиссии по безопасности Общественной палаты РФ, председатель Президиума ООО «ОФИЦЕРЫ РОССИИ». 

В своем выступлении по профилактике насилия Антон Цветков практически мгновенно перешел к сути дела – к необходимости рассмотрения вопроса об охранных ордерах, указав, что этот механизм активно применяется за рубежом. 

Для информации:

Гражданско-правовой охранный ордер – правовой документ, предназначенный для защиты от жестокого обращения и предоставления жертвам насилия в семье соответствующих форм правовой помощи.

Ордера содержать не только запреты ответчику вступать в любой контакт с заявителем: по телефону, письмом, в виде подарков или личных визитов, но и ограниченные исключения: например, разрешение ответчику посылать алименты. 

Ордер может требовать, чтобы ответчик ни при каких обстоятельствах не приближался к своей бывшей жертве, держался в стороне от тех мест, где часто бывает заявитель: его дома, места работы, школы и т.д. Бывают случаи, что при совместном проживании заявитель настаивает на выселении ответчика из занимаемого жилища. 


После своего выступления А. Цветков попросил М.В. Астахову (главу правового управления ГУВД Москвы) изложить «великолепную» аналитику по теме охранного ордера. Свой доклад М. Астахова начала с ложной информации о том, что «в основном» преступления против женщин совершаются на семейно-бытовой почве. Далее М. Астахова хвалебно отзывалась о зарубежном опыте применения охранных ордеров. 

Однако, во-первых, по статистике именно на долю НЕсемейного против женщин приходится 81,3% преступленийhttps://regnum.ru/news/polit/1907690.html

Кстати, насильственная преступность в России падает год от года. Например, количество убийств в 2015 г. по сравнению с 2000 г. упало в 3 раза, причинение тяжкого вреда здоровью упало почти в 2 раза. Поэтому накручивание темы насилия имеет искусственный характер. 

Во-вторых, зарубежный опыт ни в коей мере нельзя признать удовлетворительным. 

В западных исследованиях отмечается множество крайне негативных моментов, связанных с действием защитных предписаний, в частности: 

(1) Американская Ассоциация адвокатов свидетельствует о том, что предписания зачастую лишь ухудшают ситуацию (приводят в ярость лицо, получившее запреты и ограничения). 

(2) система профилактической защиты семьи устроена так, что дает слишком много злоупотреблений и ошибок (напр., зачастую в момент приезда на место происшествия не ясно, кто «нарушитель», а кто «пострадавший»; по опыту США в таком случае решение зависит от субъективного усмотрения полицейского. Иногда в участок увозят невиновного или обоих). 

(3) для детей наличие предписания, признающего родителя «насильником», уничтожает родительский авторитет. При этом понятие "насилие" трактуется очень широко. 

(4) граждане часто прибегают к защитным предписаниям лишь для усложнения жизни партнеру (в случае ссоры, развода). 

(5) закон фактически исходит из презумпции, что «муж – насильник», а обратное надо доказать. 

(6) судьи выдают предписания при простом намеке на домашние проблемы. Это установка системы (“If you got any hint whatsoever there’s a problem, sign the restraining order”//«Judicial Training», 1995, p. 14). Судьи думают лишь о том, что отказ в выдаче предписания при возникновении последующих домашних проблем, приведет к негативной оценке их работы. 

(7) Все адвокаты в США знают, что «предписания выдаются виртуально всем (!), кто обращается». Исследования, проведенные в Массачусетс, показывают, что 50% предписаний выдано на основании простых предположений о возможном насилии либо при наличии «страхов» (Э. Эпштейн, вице-президент Адвокатской ассоциации Массачусетс). 

(8) Система, которая навязывается нам, приводит к тому, что детей изымают при малейших подозрениях. (см. Paul Chill’s 2003 «Burden of Proof Begone: The Pernicious Effect of Emergency Removal in Child Protective Proceedings»). 

Система «защиты детей» Америки находится в глубочайшем кризисе, причиняя много вреда семьям (Martin Guggenheim, «Somebody’s Children: Sustaining the Family’s Place in Child»). И причина этого – в установленной законом системе, построенной на необходимости «защиты» путем разлучения членов семьи при наличии предполагаемой опасности. Специалисты США называют защитные предписания «разводом де-факто». 

К сожалению, об опасности защитных предписаний на заседании Общественной палаты высказался лишь один человек - Сергей Александрович Иваненко – представитель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства. 

Дискуссию по теме ордеров не позволил провести А. Цветков, указав, что для этого будет создана рабочая комиссия, которая все решитбольшинством голосов, составит «дорожную карту» борьбы с насилием в отношении женщин и будет инициировать закон в Госдуме РФ. 

С учетом того, что на заседании в ОП РФ лишь один голос был подан против охранных ордеров, есть весомые основания опасаться за будущее российских семей. 

Всем неравнодушным рекомендуем написать обращение г-ну Цветкову с требованием прекратить лоббировать профилактику семейно-бытового насилия и охранные ордера как инструмент, опасный для семьи http://antontsvetkov.ru/ 

Самые актуальные моменты с заседания ОП РФ см на видео:


https://www.youtube.com/watch?v=jvi_-QccAzk
Источник: РИА Иван-Чай

Комментарии (0)

    banner

    Новости

    Публикации

    banner