7 июня в Госдуме рассматривали очередной ювенальный закон

ювенальный законопроект Фото: АРКС
14.06.2016 7 июня в Государственной думе России прошло второе чтение Законопроекта № 953398-6 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности"

Это законопроект о так называемой декриминализации статьи 116, предусматривающей уголовное наказание за побои. В последнее время этой статьей стали пользоваться наши ювенальные защитники прав детей, которые добивались заведения уголовного дела на родителей за физические наказания. Обращаем внимание: не за истязания с причинением вреда здоровью ( для этого есть другие статьи в УК), а за «совершенные однократно побои и иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий...» То есть - за шлепки. Уголовное наказание!

Поэтому когда появился законопроект о декриминализации побоев, у родительской общественности появилась надежда, что эту статью перестанут, наконец, использовать против родителей. Однако на деле оказалось, что в новом законопроекте ответственность родителей закрепляется, усиливается, а не наоборот.

Если раньше при применении этой статьи в отношении родителей у юристов возникало множество споров, поскольку преступление должно нести в себе общественную опасность (а совершенно очевидно, что шлепок по попе «общественно опасным» квалифицировать трудно), то теперь шлепок официально приравнивается к преступлению.

А вот что «декриминализуется», оказывается, так это побои, «совершенные однократно», со стороны чужих людей. Вот если ребенка побил сосед, то ему уголовное наказание может и не грозить. Он может отделаться штрафом.

Таким образом получается, что законопроектом вводится специальный уголовный состав - побои близкого человека!

По сути, этот законопроект вводит новые принципы общественной жизни: «Близкие, родные люди для человека опасней чем чужие. Родители для ребенка страшней, чем все остальные взрослые».

Критический отзыв об этом законопроекте сделан Общественной Палатой РФ, в экспертной работе которой принимали участие и юристы РВС. Текст Заключения Общественной Палаты приведен ниже.

 

Заключение

Общественной палаты Российской Федерации

по результатам общественной экспертизы

проектов федеральных законов № 953369-6 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» и № 953398-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и

порядка освобождения от уголовной ответственности»

 

Общественной палатой Российской Федерации (далее – Общественная палата) 28 апреля 2016 г. проведена общественная экспертиза проектов федеральных законов № 953369-6 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» и № 953398-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» (далее, соответственно, – законопроекты, законопроект № 953369-6, законопроект № 953398-6).

Заключение Общественной палаты подготовлено на основании мнений, выводов, предложений и рекомендаций членов Общественной палаты, общественных палат субъектов Российской Федерации, привлечённых к обсуждению общественных экспертов, в том числе членов Научно-консультативного совета при Общественной палате.

Законопроекты внесены в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации Верховным Судом Российской Федерации (далее также – автор законопроектов) в порядке законодательной инициативы 14 декабря 2015 года, рассмотрены в первом чтении 26 февраля 2016 года.

Законопроектом № 953369-6 предлагается внесение изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации (далее – УК) и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (далее – УПК). Упомянутые изменения приводятся одновременно с их оценкой в последующих пунктах (подпунктах пунктов) настоящего заключения.

Законопроектом № 953398-6 предлагается внесение изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП), Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации (далее – УИК), Федеральный закон от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее – Федеральный закон «Об исполнительном производстве»). Упомянутые изменения приводятся одновременно с их оценкой в последующих пунктах (подпунктах пунктов) настоящего заключения.

Общественная палата, основываясь на мнениях членов Общественной палаты, общественных палат субъектов Российской Федерации, общественных экспертов, в том числе членов Научно-консультативного совета при Общественной палате, не поддерживает указанные выше законопроекты.

Основания данной социально-правовой позиции приводятся в последующих пунктах (подпунктах пунктов) настоящего заключения.

1. Основным нововведением, предусмотренным законопроектом
№ 953369-6, является освобождение от уголовной ответственности лиц, впервые совершивших преступления небольшой и средней тяжести, в связи с применением к ним иных мер уголовно-правового характера в виде штрафа, лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью, обязательных работ и исправительных работ (проектируемая статья 1044 УК).

1.1. В предлагаемом к внесению в часть первую статьи 29 УПК пункте 31 указано, что иные меры уголовно-правового характера назначаются судом.

1.2. Уголовное дело в отношении лица, совершившего преступление небольшой или средней тяжести, поступает в суд с обвинительным заключением, обвинительным актом или обвинительным постановлением (статьи 222, 226 и 226УПК в действующей редакции).

1.3. Лицо, в отношении которого составлено обвинительное заключение, обвинительный акт, вынесено обвинительное постановление, является обвиняемым (статьи 47, 226УПК).

1.4. Указанные в рассматриваемом законопроекте иные меры уголовно-правового характера в соответствии с положениями статьи 44 УК в действующей редакции, на которую приводится ссылка в проектируемой норме 1044УК, являются видами уголовного наказания.

1.5. Уголовное наказание может назначаться лишь по приговору суда лицу, признанному виновным в совершении преступления (статья 43 УК в действующей редакции).

1.6. В соответствии с частью первой статьи 49 Конституции Российской Федерации каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

1.7. Упомянутым законопроектом также устанавливается, что иная мера уголовно-правового характера в виде штрафа может быть назначена начальником органа дознания, тогда как в соответствии с положениями, приведёнными в статье 46 УК в действующей редакции, штраф назначается судом, который определяет размер данного вида уголовного наказания.

Данным нововведением предлагается применять к лицу, не признанному в установленном законом порядке виновным, меры государственного принуждения, по правовому характеру равнозначные уголовным наказаниям.

Указанным выше законопроектом внесение соответствующих изменений в упомянутую норму Конституции Российской Федерации и в названные статьи уголовного законодательства не предполагается.

Таким образом, суть основного предложения авторов законопроектов заключается в том, что к лицам, совершившим преступления небольшой и средней тяжести, не признанным виновными на основании приговора суда, могут применяться меры государственного принуждения, отнесённые действующим уголовным законодательством к уголовным наказаниям.

Данное законодательное предложение вступает в существенное противоречие со статьёй 49 Конституции Российской Федерации и указанными выше нормами УК, при этом данное противоречие законопроектами не устранено.

2. Законопроектом № 953369-6 предлагается в целях, указанных в предыдущем пункте настоящего заключения, введение в УК проектируемой статьи 762, предусматривающей новые основания освобождения от уголовной ответственности.

Данное законодательное предложение не поддерживается Общественной палатой, поскольку:

2.1. Предлагаемая к введению в УК норма вступает в определённое противоречие (конкуренцию) со статьями 75 и 76 действующего уголовного законодательства, поскольку приведённые нормы УК также предусматривают освобождение от уголовной ответственности лиц, впервые совершивших преступления небольшой или средней тяжести, в случаях:

– добровольной явки с повинной, способствования раскрытию и расследованию преступления, возмещения причиненного ущерба, иным образом заглаживания вреда, причинённого в результате преступления (статья 75 УК);

– примирения с потерпевшим и заглаживания вреда, причинённого потерпевшему (статья 76 УК) (при этом лицо, совершившее противоправные деяния небольшой и средней тяжести, при указанных выше условиях может быть освобождено от уголовной ответственности как на стадии предварительного расследования, так и в процессе судебного разбирательства, без применения к упомянутому лицу каких-либо мер государственного принуждения и без негативного правового последствия в виде появления у правонарушителя судимости).

Вместе с тем рассматриваемый законопроект не содержит предписаний, указывающих на социально-правовые ситуации, разграничивающие применение упомянутых норм УК и проектируемой нормы, тогда как при указанных обстоятельствах свобода выбора оснований для освобождения от уголовной ответственности явится для правоохранительных органов коррупциогенным фактором.

Кроме того, проектируемая статья 76вступает в определённое противоречие (конкуренцию) со статьёй 801 УК в действующей редакции, которой предусматривается освобождение судом лица, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести, от наказания, если будет установлено, что вследствие изменения обстановки это лицо или совершённое им преступление перестали быть общественно опасными.

Вместе с тем исследуемым законопроектом не предусмотрено освобождение лица, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести, от применения иных мер уголовно-правового характера, если судом будет установлено, что вследствие изменения обстановки это лицо или совершённое им преступление перестали быть общественно опасными, поскольку законопроектом № 953369-6 не предусмотрено внесение дополнений в статью 254 УПК, регламентирующую прекращение уголовного дела в судебном заседании.

При этом, как выше отмечено, иные уголовно-правовые меры фактически носят характер уголовных наказаний.

Указанное несовершенство законопроекта нарушает принцип равенства граждан перед законом, закреплённый в статье четвёртой УК в действующей редакции, поскольку подсудимый, в отношении которого решается вопрос о назначении за совершённое преступление наказания, может рассчитывать на освобождение от такового, тогда как лицо, в отношении которого рассматривается вопрос о применении иных мер уголовно-правового характера, не может рассчитывать на освобождение от их применения в процессе судебного разбирательства.

2.2. Обвиняемый будет стремиться к применению по отношению к нему положений закона, позволяющих правомерно избежать уголовной ответственности без применения мер государственного принуждения в виде значительного штрафа, лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью, обязательных или исправительных работ, тогда как орган предварительного расследования, выполняя возложенную на него функцию участника уголовного судопроизводства со стороны обвинения (глава шестая УПК), ex officio должен стремиться к направлению уголовного дела в суд для применения иных мер уголовно-правового характера.

Указанная ситуация обуславливает возникновение процессуального конфликта сторон, разрешение которого исследуемым законопроектом не предусмотрено, что также является существенным недостатком законопроекта № 953369-6.

2.3. Проектируемая статья 762 не предусматривает учёта правовой позиции физического или юридического лица, пострадавшего от преступления, о которых в данной проектной норме вообще не упоминается, что не соответствует положениям, приведённым в статье 6 УПК, определяющей назначение уголовного судопроизводства.

Экспертами при обсуждении данного законопроекта в части введения в УК статьи 762 было отмечено, что и в данной норме, и в существующих статьях 75 и 76 указывается, что лицо может быть освобождено от уголовной ответственности, однако данная формулировка носит коррупциогенный характер, поскольку предусматривает возможность различной оценки сходных правовых ситуаций и допускает их толкование со стороны правоохранительных органов.

В связи с приведённым обстоятельством предлагается в упомянутых нормах закона использовать иную вербальную конструкцию, к примеру: «лицо должно быть освобождено от уголовной ответственности (или «подлежит освобождению») при наличии оснований и условий, непосредственно указанных в уголовном законе».

3. Законопроектом № 953369-6 предлагается выведение квалифицированных составов деяний, указанных в частях вторых статей 116 и 119 УК в действующей редакции, за совершение которых установлена более строгая уголовная ответственность, из самостоятельных разделов упомянутых норм, изложение приведённых выше статей в их новой редакции без деления нормативного материала на части.

Деяния, предусмотренные частями первыми данных статей, предлагается декриминализировать и перевести в категорию административных правонарушений, ответственность за совершение которых устанавливается проектируемыми статьями 6.11, 6.1КоАП.

Данное законодательное предложение не поддерживается Общественной палатой ввиду приводимых ниже обстоятельств:

3.1. В пояснительной записке к рассматриваемому законопроекту указано, что в 2003 году доля осужденных за преступления небольшой тяжести приблизилась к 25 процентам, в 2006 году составила 30 процентов, в 2008 году – 35 процентов, в 2010–2012 годах – порядка 37 процентов, в 2013 и 2014 годах достигла 46 процентов от числа всех осужденных, то есть современная структура судимости характеризуется тем, что практически каждое второе лицо осуждается за преступление небольшой тяжести.

Нередко деяния, квалифицируемые в данное время как преступления небольшой тяжести, либо лица, их совершившие, не обладают достаточной степенью общественной опасности.

Выходом из сложившейся ситуации, по мнению автора законопроектов, могли бы стать декриминализация некоторых деяний, предусмотренных Уголовным кодексом Российской Федерации, либерализация уголовного закона.

Вместе с тем статистические данные, приведённые в указанном выше документе, объективно свидетельствуют об увеличении количества лиц, совершающих преступления небольшой тяжести, в том числе направленных против жизни и здоровья граждан, тогда как в соответствии с частью 2 статьи 21 Конституции Российской Федерации никто не должен подвергаться насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению.

В этой ситуации надлежит, прежде всего, принимать государственные меры, направленные на противодействие активизирующимся преступным элементам, но не декриминализировать те противоправные деяния, количество которых возрастает.

При этом указанный подход автора законопроектов к анализу статистических данных противоречит содержанию статьи второй УК, определяющей назначение Уголовного кодекса, и статьи шестой УПК, определяющей назначение уголовного судопроизводства, поскольку данными нормами не предусматривается решение такой задачи, как уменьшение количества лиц, осуждаемых за совершение преступлений, к тому же направленных против жизни и здоровья граждан государства.

Таким образом, приведённое выше обоснование законопроекта нельзя признать соответствующим задачам уголовного судопроизводства и, следовательно, принципам государственной уголовной политики.

3.2. Законопроектом № 953369-6 предлагается статью 116УК «Побои, совершённые лицом, подвергнутым административному наказанию», изложить в следующей редакции:

«Побои или иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, совершённые лицом, подвергнутым административному наказанию за побои либо имеющим судимость за преступление, предусмотренное настоящей статьёй или статьями 105, 106, 110-112, 115-117 настоящего Кодекса,

наказываются штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трёх месяцев, либо обязательными работами на срок до трёхсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до шести месяцев, либо арестом на срок до трёх месяцев.»;

также исследуемым законопроектом предлагается статью 119«Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, совершённая лицом, подвергнутым административному наказанию» изложить в следующей редакции:

«Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, совершённая лицом, подвергнутым административному наказанию за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью либо имеющим судимость за преступление, предусмотренное настоящей статьёй или статьёй 119 настоящего Кодекса, -

наказывается обязательными работами на срок до четырёхсот восьмидесяти часов, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.».

Предлагаемыми законопроектом № 953369-6 новыми редакциями названных норм нарушаются положения, приведённые в статье 18 УК в действующей редакции, поскольку проектируемыми статьями в качестве квалифицирующего признака фактически указывается рецидив преступлений, однако в соответствии с содержанием части четвёртой приведённой выше нормы УК при признании рецидива, который является обстоятельством, отягчающим наказание (пункт «а» части 1 статьи 63 УК), не учитываются судимости за преступления небольшой тяжести, к которым относятся и деяния, предусмотренные статьями 115, 116 УК в действующей редакции и проектируемыми статьями 1161, 1191.

3.3. Законопроектом № 953369-6 (проектируемая новая редакция статьи 20 УПК) предлагается отнести преступление, предусмотренное проектируемой нормой 1161 УК, к категории дел частного обвинения.

Указанное нововведение затруднит реализацию потерпевшими или их законными представителями своих прав, поскольку они будут вынуждены выступать в роли частных обвинителей: выдвигать и поддерживать в судебном разбирательстве обвинение, заниматься сбором и предоставлением суду доказательств, осуществляя, таким образом, процессуальные функции, выполнение которых представляет значительную сложность для лиц, не имеющих юридического образования и соответствующих практических навыков.

При этом вовлечение в уголовный процесс представителя, выполняющего функцию защиты законных прав и интересов лица, пострадавшего от преступления (в данной процессуальной роли чаще всего выступает адвокат), вынудит потерпевшего или законного представителя нести не только временные и организационные затраты, но и значительные финансовые расходы.

Вместе с тем в процессе обсуждения законопроекта, в силу указанных выше обстоятельств, общественными экспертами в целом поставлена под сомнение необходимость существования категории дел частного обвинения, в которых потерпевший должен выполнять функцию обвинителя.

Кроме того, рядом общественных экспертов предлагается при условии сохранения в УК статьи 116, в примечаниях к данной статье:

– раскрыть содержание термина «побои»;

– раскрыть содержание термина «иные насильственные действия» либо рассмотреть вопрос об изъятии данного квалифицирующего признака, не отвечающего принципу правовой определённости, из упомянутой нормы.

3.4. Лица, совершающие преступления, предусмотренные статьями 116 и 119 УК, в значительном количестве случаев находятся в состоянии алкогольного опьянения или наркотического одурманивания, в связи с чем в уголовном судопроизводстве предусмотрено проведение судебно-психиатрических экспертиз в целях решения вопроса о необходимости применении к правонарушителям принудительных мер медицинского характера.

Вместе с тем административным законодательством при производстве по делам об административных правонарушениях рассмотрение вопроса о применении принудительных мер медицинского характера не предусмотрено, в связи с чем данные меры не могут быть применены к лицам, совершившим деликты, предусмотренные статьями 6.11, 6.1КоАП, несмотря на то, что упомянутые субъекты объективно могут в них нуждаться.

3.5. Потерпевшим при совершении преступлений, предусмотренных статьями 116 и 119 УК, причиняется ущерб, размер и обоснования которого данные участники уголовного процесса могут привести в гражданском иске, рассматриваемом и разрешаемым судом в процессе уголовного судопроизводства, при этом в судебном процессе предъявить к подсудимому иск или поддержать иск, предъявленный потерпевшим, вправе прокурор (часть шестая статьи 246 УПК).

Вместе с тем административным законодательством при производстве по делам об административных правонарушениях не предусмотрено рассмотрение гражданских исков потерпевших, в связи с чем лица, совершившие деликты, предусмотренные статьями 6.11, 6.1КоАП, в рамках административного производства не несут материальной ответственности за вред, причинённый их действиями потерпевшим, что в значительной мере ущемляет права данных участников административного процесса.

Таким образом, предлагаемые законопроектом нововведения не направлены на защиту лиц, пострадавших от противоправных деяний, не будут способствовать эффективному воздействию на правонарушителей, защите интересов общества и государства.

4. Законопроектом № 953369-6 предлагается исключить статью 157 («Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей») из УК, заменив уголовную ответственность за совершение данного противоправного деяния административной ответственностью, предусматриваемой проектируемой статьёй 5.35-1, подлежащей введению в КоАП.

Данное законодательное предложение не поддерживается Общественной палатой в связи с нижеприводимыми обстоятельствами:

4.1. В пояснительной записке к рассматриваемому законопроекту указано, что ежегодно за совершение данного вида преступлений осуждается более 60.000 человек, декриминализация упомянутого деяния приведёт к снижению общего количества осужденных.

Однако данное обоснование нельзя признать приемлемым, поскольку в задачи уголовного законодательства, указанные в статье второй УК, не входит снижение количества осужденных за совершение умышленных преступлений, в том числе направленных против семьи и несовершеннолетних подобным образом (глава 20 УК).

4.2. Одной из основных задач государства в области семейной политики, установленных Концепцией государственной семейной политики в Российской Федерации на период до 2025 года, является развитие системы государственной поддержки семей, включая принятие мер по усилению ответственности должников.

Кроме того, в Конституции Российской Федерации указано, что материнство и детство, семья находятся под защитой государства, забота о детях, их воспитание – равное право и обязанность родителей, трудоспособные дети, достигшие 18 лет, должны заботиться о нетрудоспособных родителях (статья 38).

При этом необходимо отметить следующие данные, представленные Федеральной службой судебных приставов Российской Федерации:

– размер невыплаченных алиментов значителен и имеет тенденцию к возрастанию - в 2014 году он составил 90 миллиардов рублей, в 2015 году – уже 127 миллиардов рублей;

– в Российской Федерации 3,2 миллиона детей живут в неполных семьях, более двух миллионов из них не получают средств на содержание (алиментов);

– в отношении должников, злостно уклоняющихся от уплаты алиментов, дознавателями Федеральной службы судебных приставов России в 2014 году возбуждено около 73.400 уголовных дел, это на 4,1 тысячи дел больше, чем в 2013 году (более 69,3 тысячи уголовных дел).

При данных условиях отсутствуют основания, позволяющие объективно полагать, что декриминализация статьи 157 УК будет способствовать активизации деятельности должников по выплате алиментов.

4.3. При производстве по делам об административных правонарушениях невозможно объявить в розыск лицо, совершившее приведённое выше противоправное деяние, применить иные меры процессуального принуждения, в том числе наложение ареста на имущество должника в целях обеспечения возмещения причинённого потерпевшему лицу ущерба.

Однако указанные меры и действия можно применять и производить при расследовании уголовных дел (статьи 253, 255 УПК).

4.4. Учитывая приведённое выше намерение авторов законопроекта добиваться уменьшения количества лиц, осуждаемых за совершение преступления, предусмотренного статьёй 157 УК, следует ещё раз обратиться к статье 80УК в действующей редакции, в соответствии с положениями которой суд может освободить от наказания лицо, совершившее преступление небольшой или средней тяжести, если будет установлено, что вследствие изменения обстановки это лицо или совершённое им преступление перестали быть общественно опасными.

Данная норма уголовного законодательства может быть применена к тем подсудимым, которые к моменту рассмотрения дела судом устранили в полном объёме задолженность по выплате средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей, при этом подсудимый, освобождаемый от наказания в связи с приведёнными обстоятельствами, избегает судимости.

4.5. Статьёй 5.351, предлагаемой к внесению в КоАП, предусматривается, помимо применения других административных наказаний, наложение на правонарушителя фиксированного штрафа в доход государства.

Вместе с тем установление фиксированного размера штрафа противоречит положениям, приведённым в статье 4.1. КоАП, в соответствии с которой при назначении административного наказания следует учитывать личность виновного, его имущественное положение, обстоятельства, смягчающие или отягчающие административную ответственность.

Таким образом, в результате применения данной нормы потерпевшие не получат имущественного удовлетворения в виде выплаты им алиментов, правонарушитель же вместо оказания обязательной помощи пострадавшим от противоправного деяния будет выплачивать средства государству.

Данная новационная правовая конструкция представляется лишённой объективных оснований, поскольку влечёт ущемление прав потерпевших, тогда как во главу угла должны быть поставлены именно законные права и интересы лиц, пострадавших от преступления, но не забота о должниках и стремление помочь им избежать судимости.

В свете указанного выше следует отметить, что судимость лица, осужденного за совершение преступления, предусмотренного статьёй 157 УК, к более мягким наказаниям, чем лишение свободы, погашается по истечении одного года после отбытия или исполнения наказания либо по истечении трёх лет после отбытия наказания в виде лишения свободы.

Кроме того, судимость может быть снята судом до истечения срока её погашения, при этом погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, предусмотренные УК, связанные с судимостью (статья 86 УК).

Таким образом, предлагаемое законопроектом нововведение о декриминализации статьи 157 УК и установление для лиц, не выплачивающих средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей, административной ответственности, не соответствует интересам лиц, пострадавших от преступления, предусмотренного статьёй 157 УК, ущемляет права детей, предоставляет лицам, уклоняющимся от уплаты алиментов, продолжать противоправное поведение, противоречит направлениям государственной политики в сфере защиты семей и детей.

Экспертами при обсуждении данного законопроекта в части декриминализации статьи 157 УК были высказаны нижеприводимые предложения о внесении изменений в данную норму уголовного законодательства:

– раскрытие содержания термина «злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей и нетрудоспособных родителей»;

– усиление уголовной ответственности за совершение указанного преступления.

Общественными экспертами также предложено рассмотреть вопрос о целесообразности установления уголовной ответственности за неуплату средств на содержание детей и нетрудоспособных родителей не только по решению суда, но на основании нотариально удостоверенного соглашения об уплате алиментов.

5. Законопроектом № 953369-6 предлагаются также нижеприводимые изменения и дополнения в УК:

– введение в Кодекс статьи 158-1 («Мелкое хищение, совершённое лицом, подвергнутым административному наказанию»);

– раскрытие в примечании к данной статье понятия «мелкое хищение» с увеличением суммы хищения чужого имущества, влекущей наступление уголовной ответственности, с 1000 рублей до 5000 рублей;

– приведение в новой редакции примечаний к статье 158 УК («Кража») с указанием в них о повышении с 2500 рублей до 10000 рублей размера значительного ущерба, причинённого гражданину.

Приведённые законодательные предложения не поддерживаются Общественной палатой в связи с нижеприводимыми обстоятельствами:

5.1. В пояснительной записке к данному законопроекту указывается, что за последние три года за совершение преступления, предусмотренного частью первой статьи 158 УК («Кража, то есть тайное хищение чужого имущества») было осуждено около 230000 человек, при этом в 2014 году – около 60000 человек.

Введение в УК статьи 1581, увеличение суммы хищения чужого имущества, влекущей наступление уголовной ответственности, с 1000 рублей до 5000 рублей, увеличение нижней границы значительного ущерба, по мнению авторов законопроекта, приведёт к выведению из-под действия уголовного закона около 100000 человек.

Вместе с тем данное обоснование нельзя признать приемлемым, поскольку в задачи уголовного законодательства, указанные в статье второй УК, как уже было отмечено в настоящем заключении, не входит снижение количества осужденных за совершение умышленных преступлений, в том числе – хищений чужого имущества, более того, как указано в статье шестой УПК, одним из основных назначений уголовного судопроизводства является защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений.

5.2. данным законопроектом не учитывается экономическое положение граждан Российской Федерации, более 20 миллионов из которых находятся за чертой бедности, не учитывается количество пенсионеров, уровень их благосостояния, тогда как по данным Пенсионного Фонда Российской Федерации, по состоянию на 1 января 2016 года средний размер страховой пенсии для основной части неработающих пенсионеров составляет 12080 рублей, социальной – 8302 рубля.

5.3. В Уголовном кодексе Российской Советской Федеративной Социалистической Республики существовала статья 144 («Кража»), предусматривавшая в качестве квалифицирующего признака причинение значительного ущерба потерпевшему, который определялся органом предварительного расследования или судом с учётом имущественного положения пострадавшего.

В действующей редакции УК значительный ущерб гражданину определяется с учётом его имущественного положения, но не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей (пункт 2 примечаний к статье 158 УК).

Таким образом, во главу угла при определении размера ущерба, причинённого потерпевшему, ставилось и ставится его имущественное положение, что полностью соответствует требованиям, указанным в приведённой выше статье 6 УПК, определяющей основное назначение уголовного судопроизводства, каковым является защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений.

Вместе с тем рассматриваемый законопроект, ущемляя законные интересы потерпевших, создаёт преференции лицам, совершающим преступления, что представляется недопустимым ни с правовой, ни с нравственной точек зрения.

При этом следует отметить, что действующее уголовное и уголовно-процессуальное законодательство предусматривают необходимые меры, облегчающие положение лица, совершившего преступление: прекращение уголовного преследования, освобождение от наказания, погашение и снятие судимости.

Кроме того, суд имеет право изменить категорию преступления, в совершении которого обвиняется подсудимый, на менее тяжкую (часть 6 статьи 15 УК, пункт 6части 1 статьи 299 УПК).

Общественными экспертами при обсуждении данного законопроекта и приведённых выше новаций в силу отмеченных обстоятельств было высказано предложение о нецелесообразности внесения в УК статьи 1581 и увеличения размера значительного ущерба без учёта фактического изменения имущественного положения потерпевшего.

6. Законопроектом № 953369-6 предлагаются следующие изменения и дополнения в УПК:

– отнесение преступления, предусмотренного проектируемой статьёй 1161 УК, к делам частного обвинения (часть вторая статьи 20 УПК в предлагаемой законопроектом редакции);

– прекращение уголовных дел в связи с примирением сторон вплоть до удаления суда апелляционной инстанции в совещательную комнату для вынесения решения по делу (часть вторая статьи 20 УПК в предлагаемой законопроектом редакции);

– возложение на суд функции применения к лицу иных мер уголовно-правового характера (проектируемый пункт 31 части 1 статьи 29 УПК), за исключением штрафа, который может быть назначен начальником органа дознания;

– разъяснение подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему в ходе предварительного расследования порядка освобождения от уголовной ответственности, прекращения уголовного преследования и уголовного дела в связи с примирением сторон, применением иных мер уголовно-правового характера, отражение правовых позиций указанных участников процесса в обвинительном заключении, обвинительном акте и в обвинительном постановлении (проектируемые часть 31 статьи 173, статья 1901, пункт 10 части 1 статьи 220, статья 2241, пункт десятый части 1 статьи 225 УПК);

– возложение на судью обязанности в подготовительной части судебного разбирательства выяснять у потерпевшего, возмещён ли причинённый ему вред, желает ли он примириться с подсудимым (проектируемая часть 2 статьи 268 УПК);

– предоставление суду права на стадии предварительного слушания возвращать уголовное дело прокурору в тех случаях, когда обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление не отражают позицию обвиняемого и потерпевшего по вопросу примирения по делам о преступлениях, указанных в статье 76 УК (проектируемый пункт 11 части 1 статьи 237 УПК);

– внесение в УК главы 511 «Производство о применении мер уголовно-правового характера при освобождении от уголовной ответственности».

Приведённые законодательные предложения не поддерживаются Общественной палатой в связи с нижеприводимыми обстоятельствами:

6.1. Негативная оценка отнесения преступления, предусмотренного проектируемой статьёй 1161 УК, к делам частного обвинения (часть вторая статьи 20 УПК в предлагаемой законопроектом редакции) дана в пункте 3.3 настоящего заключения, в котором отмечено, что нововведение затруднит реализацию потерпевшими и их законными представителями своих прав, поскольку они будут вынуждены выступать в роли частных обвинителей: выдвигать и поддерживать в судебном разбирательстве обвинение, заниматься сбором и предоставлением суду доказательств, осуществляя, таким образом, процессуальные функции, выполнение которых представляет значительную сложность для лиц, не имеющих юридического образования и соответствующих практических навыков.

Прекращение уголовных дел в связи с примирением сторон вплоть до удаления суда апелляционной инстанции в совещательную комнату для вынесения решения по делу, в целом, следует отнести к положительным правовым новациям, способствующим законным интересам как потерпевшей стороны, так и подсудимого.

Однако данное нововведение предлагается в рамках законопроекта
№ 953369-6, который не поддерживается Общественной палатой ввиду принципиальных возражений, приводимых в настоящем заключении.

6.2. Принципиальная оценка возложения на суд функции применения к лицу иных мер уголовно-правового характера штрафа (проектируемый пункт 31 части 1 статьи 29 УПК), за исключением штрафа, который может быть назначен начальником органа дознания, дана в пункте 1 настоящего заключения, в котором указано, что основное нововведение законопроекта заключается в том, что к лицам, совершившим преступления небольшой и средней тяжести, не признанными виновными на основании приговора суда, могут применяться меры государственного принуждения, отнесённые действующим уголовным законодательством к уголовным наказаниям, однако данное законодательное предложение вступает в существенное противоречие со статьёй 49 Конституции Российской Федерации и нормами УК в действующей редакции, при этом данное противоречие законопроектами не устранено.

6.3. Предложение законодателя о введении в УПК положений о разъяснении подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему в ходе предварительного расследования порядка освобождения от уголовной ответственности, прекращения уголовного преследования и уголовного дела в связи с примирением сторон, отражение правовых позиций указанных участников процесса в обвинительном заключении, обвинительном акте и в обвинительном постановлении (проектируемые часть 31 статьи 173, статья 1901, пункт десятый части 1 статьи 220, статья 2241, пункт десятый части 1 статьи 225 УПК) в целом носит положительный характер, поскольку соответствует основополагающим положениям, закреплённым в статье 11 УПК, в которой указано, что суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны разъяснить подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также другим участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав.

Однако данное законодательное предложение вносится в рамках законопроекта № 953369-6, который концептуально не поддерживается Общественной палатой по причинам, приведённым выше, в связи с чем не может быть поддержано ни приведённое законодательное предложение, ни предложение о возложении на суд обязанности применения иных мер уголовно-правового характера.

6.4. Законодательное предложение о возложении на судью обязанности в подготовительной части судебного разбирательства выяснять у потерпевшего, возмещён ли причинённый ему вред, желает ли он примириться с подсудимым (проектируемая часть 2 статьи 268 УПК), предоставление суду права на стадии предварительного слушания возвращать уголовное дело прокурору в тех случаях, когда обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление не отражают позицию обвиняемого и потерпевшего по вопросу примирения по делам о преступлениях, указанных в статье 76 УК (проектируемый пункт 11 части 1 статьи 237 УПК) в целом носят позитивный характер как соответствующие основополагающим требованиям УПК (статья одиннадцатая), но не могут быть поддержаны Общественной палатой по причинам, указанным в предыдущих подпунктах пункта 6 настоящего заключения;

6.5. Законодательное предложение о внесении в УК главы 511 «Производство о применении мер уголовно-правового характера при освобождении от уголовной ответственности» также не может быть поддержано Общественной палатой как по причинам, указанным в предыдущих подпунктах пункта 6 настоящего заключения, так и по приводимым ниже основаниям.

Так, в предлагаемой к введению в УПК главе содержатся недостатки, отражённые в предыдущих пунктах данного заключения, и другие:

– приводится ссылка на проектируемую статью 1044 УК, в которой в качестве иных мер уголовно-правового характера указываются уголовные наказания, предусмотренные статьёй 44 УК, тогда как указанные иные меры по определению не могут являться наказанием, назначаемым лицу, признанному виновным, по приговору суда (статья 43 УК);

– предусматривается право начальника органа дознания применять штраф, который отражается в главе 511 как уголовное наказание (статья 44 УК);

– предусматривается право суда, при наличии оснований, предусмотренных проектируемой статьёй 282 УПК, на вынесение единого постановления или определения о прекращении уголовного преследования и о применении меры уголовно-правового характера (проектируемая статья 4465 УПК), однако при этом суд не разрешает вопрос о виновности подсудимого, но применяет меру уголовно-правового характера, определяя её вид, размер и срок.

Таким образом, законопроектом предлагается считать обвиняемого и подсудимого, к которым применяются меры государственного принуждения, заведомо виновными в совершении преступления, хотя вина в предусмотренном законом порядке не установлена и во вступившем в законную силу приговоре не отражена.

При этом правовое положение лиц, подвергнутых применению иных мер уголовно-правового характера, фактически не отличается от правового положения осужденных к наказаниям в виде штрафа, лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью, обязательных и исправительных работ.

Это законодательное предложение противоречит статье 49 Конституции Российской Федерации.

Общественными экспертами при обсуждении данного законопроекта и приведённых выше нововведений, подлежащих внесению в УПК, в целях устранения коррупциогенности нормы было высказано предложение об изложении статьи 25 в нижеприводимой редакции:

«Статья 25. Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон

Суд, прокурор, следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекращают уголовное дело в отношении подозреваемого, обвиняемого или подсудимого, совершивших преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных статьёй 76 Уголовного кодекса, если указанные участники уголовного судопроизводства примирились с потерпевшим и загладили причинённый ему вред.».

7. Законопроектом № 953398-6 предлагаются следующие изменения и дополнения в КоАП:

– установление срока давности привлечения к административной ответственности за правонарушения, предусмотренные проектируемыми статьями 5.351, 6.11, 6.12, 19.181 КоАП, в виде двух лет (проектируемая часть 1 статьи 4.5 КоАП);

– разрешение производства административного расследования правонарушений, предусмотренных проектируемыми статьями 6.11, 6.12, 7.27, 19.181 КоАП, а также в тех случаях, когда сведения о лице, совершившем административное правонарушение, неизвестны (проектируемая статья 28.7 КоАП);

– установление наказания в виде фиксированного штрафа за совершение правонарушения, предусмотренного проектируемой статьёй 5.351 («Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей»);

– дополнение, в связи с декриминализацией деяний, предусмотренных частью первой статьи 116 «Побои», частью первой статьи 119 «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью», статьёй 157 «Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей», частью третьей статьи 327 (использование заведомо подложного документа) УК, новыми статьями 5.35(«Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей»), 6.11 («Побои»), 6.12 («Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью»), 19.181 («Использование заведомо подложного документа»), предусматривающими административную ответственность за указанные деяния;

– увеличение до 5000 рублей верхнего предела стоимости имущества, хищение которого признаётся административно наказуемым, при этом предлагается дифференцировать административную ответственность за мелкие хищения в зависимости от размера стоимости похищенного и установить более строгую ответственность за хищения на сумму от одной до пяти тысяч рублей.

Приведённые законодательные предложения не поддерживаются Общественной палатой в связи с нижеприводимыми обстоятельствами:

7.1. Предложение автора законопроектов об установлении срока давности привлечения к административной ответственности за правонарушения, предусмотренные проектируемыми статьями 5.351, 6.11, 6.12, 19.181 КоАП, в виде двух лет (проектируемая часть первая статьи 4.5 КоАП) не поддерживается Общественной палатой, поскольку, с одной стороны, в пояснительной записке к законопроекту обоснования данного нововведения отсутствуют, с другой – по причинам, изложенным выше в данном заключении, так как декриминализация соответствующих статьей УК и введение за совершение преступлений административной ответственности представляется необоснованной.

7.2. Предложение законодателя о разрешении производства административного расследования правонарушений, предусмотренных проектируемыми статьями 6.11, 6.12, 7.27, 19.181 КоАП, а также в тех случаях, когда сведения о лице, совершившем административное правонарушение, неизвестны (проектируемая статья 28.7 КоАП) не поддерживается Общественной палатой, поскольку, с одной стороны, в пояснительной записке к законопроекту обоснования данного нововведения отсутствуют, с другой – по причинам, изложенным выше в данном заключении, в связи с которыми декриминализация соответствующих статьей УК, введение за совершение преступлений административной ответственности и производство административного расследования указанных выше деликтов представляется необоснованным.

Кроме того, в свете изложенного обстоятельства представляется целесообразным отметить следующее.

КоАП не предусмотрено приостановление производства по делу об административном правонарушении, прежде всего, в тех случаях, когда правонарушитель неизвестен, (данная правовая ситуация приведена в законопроекте) или скрылся, с одновременным приостановлением течения срока давности привлечения к административной ответственности.

Однако предложения о внесении соответствующих изменений в КоАП РФ в рассматриваемом законопроекте не приведены.

7.3. Предложение законодателя об установлении наказания в виде фиксированного штрафа за совершение правонарушения, предусмотренного проектируемой статьёй 5.351 («Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей»), не поддерживается Общественной палатой, поскольку изначально противоречит положениям, приведённым в статье 4.1. КоАП в действующей редакции, в соответствии с которыми при назначении административного наказания необходимо учитывать характер совершённого правонарушения, личность виновного, его имущественное положение, обстоятельства, смягчающие или отягчающие административную ответственность.

Кроме того, в законопроекте не раскрывается понятие «злостного уклонения от уплаты средств», что в значительной мере затруднит правильное восприятие и использование данной нормы правоприменителями.

7.4. Предложение законодателя о дополнении КоАП в связи с декриминализацией деяний, предусмотренных частью первой статьи 116 «Побои», частью 1 статьи 119 «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью», статьёй 157 «Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей», частью 3 статьи 327 (использование заведомо подложного документа) УК, новыми статьями 5.351(«Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей»), 6.11 («Побои»), 6.12 («Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью»), 19.181 («Использование заведомо подложного документа»), предусматривающими административную ответственность за указанные деяния, не поддерживается Общественной палатой, поскольку негативная оценка декриминализации деяний, предусмотренных частью 1 статьи 116 и частью 1 статьи 119, статьёй 157 УК, приведена выше в настоящем заключении.

Общественными экспертами при обсуждении законопроекта отмечены следующие обстоятельства.

В примечаниях, предлагаемых законопроектом № 953369-6 к статье 327 («Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков»), предусматривается раскрытие понятия «официальный документ», за подделку, сбыт и использование которого установлена уголовная ответственность.

Кроме того, за использование заведомо подложного документа, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, устанавливается административная ответственность (предусмотренная законопроектом
№ 953398-6 проектируемая статья 19.181 КоАП).

Приведённое изменение действующей редакции статьи 327 УК в целом представляется целесообразным, поскольку данное нововведение облегчает использование упомянутой нормы правоприменителями, также обоснованным представляется и предложение о внесении дополнений в КоАП в виде статьи 19.181, но в свете предлагаемого законопроектом раскрытия термина «официальный документ» представляется необходимым в упомянутой проектируемой статье КоАП раскрыть понятие термина «документ», что также будет способствовать правильному использованию данной нормы правоприменителями.

Вместе с тем, поскольку законодательные предложения в части изложенного выше, заслуживающие положительной оценки, вносятся в рамках законопроектов №№ 953369-6, 953398-6, которые по причинам, приводимым в данном заключении, не поддерживаются Общественной палатой, Общественной палатой отклоняются и данные предложения.

7.5. Предложение, предусмотренное законопроектом, об увеличении до 5000 рублей верхнего предела стоимости имущества, хищение которого признаётся административно наказуемым, при дифференцировании административной ответственности за мелкие хищения в зависимости от размера стоимости похищенного, не поддерживается Общественной палатой по причинам, приведённым в пункте 5 настоящего заключения.

8. Законопроектом № 953398-6 предлагается дополнить УИК главой 9«Особенности исполнения мер уголовно-правового характера, предусмотренных статьёй 1044 Уголовного кодекса Российской Федерации».

Данное предложение не поддерживается Общественной палатой, поскольку:

8.1. В предлагаемой к введению в УИК главе 91 указано на исполнение мер уголовно-правового характера, предусмотренных проектируемой статьёй 1044 УК, в которой приведена ссылка на нормы УК, относящиеся к применению уголовных наказаний, к которым иные меры уголовно-правового характера не относятся.

8.2. В предлагаемой к введению в УИК главе 91 содержится указание на исполнение наказания в виде штрафа, которое назначается начальником органа дознания, однако данное предложение подвергнуто критической оценке в предыдущих разделах данного заключения.

8.3. В предлагаемой к внесению в УИК статье 672 указывается на злостное уклонение от уплаты штрафа или от отбывания иных мер уголовно-правового характера, однако раскрытие термина «злостное уклонение» не приводится.

Кроме того, приведённое выше предложение законодателя вытекает из основного нововведения, предлагаемого законопроектом № 953369-6, которым является освобождение от уголовной ответственности лиц, впервые совершивших преступления небольшой и средней тяжести, в связи с применением к ним иных мер уголовно-правового характера в виде штрафа, лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью, обязательных работ и исправительных работ (проектируемая статья 1044), однако указанное основное нововведение не поддерживается Общественной палатой по причинам, приведённым в первом разделе данного заключения, прежде всего, как не соответствующее Конституции Российской Федерации.

9. Законопроектом № 953398-6 предлагается дополнить Федеральный закон от 2 октября 2007 года № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» статьёй 103«Взыскание штрафа, назначенного в качестве иной меры уголовно-правового характера».

Данное предложение не поддерживается Общественной палатой, поскольку:

9.1. В предлагаемой к введению в Федеральный закон «Об исполнительном производстве» статье 1031 указывается на порядок взыскания штрафа, назначенного в качестве иной меры уголовно-правового характера, однако в указанной проектируемой норме содержится ссылка на статью 1044 УК, в которой приведены нормы уголовного законодательства, относящиеся к применению уголовных наказаний.

9.2. В данной норме приводится указание на исполнение наказания в виде штрафа, назначенного начальником органа дознания.

Данное предложение законодателя получило отрицательную оценку в предыдущих пунктах настоящего заключения.

9.3. Приведённое выше предложение законодателя вытекает из основного нововведения, предлагаемого законопроектом № 953369-6, которым является освобождение от уголовной ответственности лиц, впервые совершивших преступления небольшой и средней тяжести, в связи с применением к ним иных мер уголовно-правового характера в виде штрафа, лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью, обязательных работ и исправительных работ (проектируемая статья 1044), однако указанное основное нововведение, как противоречащее Конституции Российской Федерации и нормам УК в действующей редакции, не поддерживается Общественной палатой, что отражено в пункте 1 настоящего заключения.

10. Авторы законопроектов, обосновывая свои предложения, в пояснительной записке ссылаются на целесообразность снижения количества осужденных, сокращения количества лиц, имеющих судимости, снижения нагрузки на правоохранительные органы и суды, повышение эффективности института освобождения от уголовной ответственности, а также приводят следующие доводы.

В настоящее время в соответствии со статьёй 90 УК допускается освобождение от уголовной ответственности несовершеннолетних с применением к ним принудительных мер воспитательного воздействия.

Уголовный кодекс Российской Советской Федеративной Социалистической Республики предусматривал возможность освобождения от уголовной ответственности совершеннолетних лиц с привлечением их к административной ответственности (статья 501 УК Российской Советской Федеративной Социалистической Республики), с применением к лицам, совершившим уголовно наказуемые деяния, мер административного взыскания в виде штрафа, исправительных работ или ареста.

Вместе с тем ссылки на приведённые выше нормы уголовного законодательства представляются не вполне корректными по следующим основаниям:

10.1. Несовершеннолетний, совершивший преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождёнот уголовной ответственности, если будет признано, что его исправление может быть достигнуто путём применения принудительных мер воспитательного воздействия в виде:

– предупреждения;

– передачи под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа;

– возложения обязанности загладить причинённый вред;

– ограничения досуга и установления особых требований к поведению несовершеннолетнего.

Характер приведённых мер несопоставим по уровню тяжести с предлагаемыми законопроектами иными мерами уголовно-правового характера, при этом прекращение уголовного дела с применением принудительной меры воспитательного воздействия не допускается, если несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый или его законный представитель против этого возражают (статья 6 статьи 427 УПК);

10.2. Статья 501, введенная в УК Российской Советской Федеративной Социалистической Республики на основании Указа Президиума Верховного Совета Российской Советской Федеративной Социалистической Республики от 11 марта 1977 г., применялась лишь к лицам, совершим преступления, за которые назначалось наказание в виде лишения свободы на срок до одного года или более мягкое наказание.

10.3. Законопроектом предлагается применять иные меры уголовно-правового характера к лицам, впервые совершившим преступления, за которые может быть назначено наказание, в том числе от двух до пяти лет лишения свободы, при этом, в частности, размер штрафа, предусмотренного статьёй 46 действующего уголовного законодательства (до пяти миллионов рублей), несопоставим с размером штрафа, предусмотренного статьёй 30 УК Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (до 50 минимальных размеров оплаты труда).

Также следует отметить, что УК в действующей редакции предусмотрено необходимое количество оснований для прекращения уголовного преследования и уголовного дела, в частности, нижеприводимые:

– «Статья 75. Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием

1. Лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию и расследованию преступления, возместило причинённый ущерб или иным образом загладило вред, причинённый в результате преступления, и вследствие деятельного раскаяния перестало быть общественно опасным.

2. Лицо, совершившее преступление иной категории, освобождается от уголовной ответственности только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса.»;

– «Статья 76. Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим

Лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причинённый потерпевшему вред.»;

– «Статья 76.1. Освобождение от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности

1. Лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное статьями 198 - 199.1 настоящего Кодекса, освобождается от уголовной ответственности, если ущерб, причинённый бюджетной системе Российской Федерации в результате преступления, возмещён в полном объёме.

2. Лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное частью первой статьи 171частью первой статьи 171.1частью первой статьи 172частью второй статьи 176статьёй 177частями первой и второй статьи 180частями третьей и четвёртой статьи 184частью первой статьи 185статьёй 185.1частью первой статьи 185.2статьёй 185.3,частью первой статьи 185.4статьёй 193частью первой статьи 194статьями 195 - 197 и 199.2 настоящего Кодекса, освобождается от уголовной ответственности, если возместило ущерб, причинённый гражданину, организации или государству в результате совершения преступления, и перечислило в федеральный бюджет денежное возмещение в размере пятикратной суммы причинённого ущерба либо перечислило в федеральный бюджет доход, полученный в результате совершения преступления, и денежное возмещение в размере пятикратной суммы дохода, полученного в результате совершения преступления.

3. Лицо освобождается от уголовной ответственности при выявлении факта совершения им до 1 января 2015 года деяний, содержащих признаки составов преступлений, предусмотренных статьёй 193частями первой и второй статьи 194статьями 198199199.1199.2 настоящего Кодекса, при условии, если это лицо является декларантом или лицом, информация о котором содержится в специальной декларации, поданной в соответствии с Федеральным законом «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», и если такие деяния связаны с приобретением (формированием источников приобретения), использованием либо распоряжением имуществом и (или) контролируемыми иностранными компаниями, информация о которых содержится в специальной декларации, и (или) с открытием и (или) зачислением денежных средств на счета (вклады), информация о которых содержится в специальной декларации. В этом случае не применяются положения частей первой и второй настоящей статьи в части возмещения ущерба, перечисления в федеральный бюджет денежного возмещения и полученного дохода.».

Кроме того, УК в действующей редакции предусмотрено освобождение от назначенного судом наказания:

– «Статья 80.1. Освобождение от наказания в связи с изменением обстановки

Лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, освобождается судом от наказания, если будет установлено, что вследствие изменения обстановки, это лицо или совершённое им преступление перестали быть общественно опасными.»

Суд имеет право изменить категорию преступления, в совершении которого обвиняется подсудимый, на менее тяжкую (часть 6 статьи 15 УК, пункт 6части 1 статьи 299 УПК);

– Статьёй 86 УК в действующей редакции предусмотрено погашение или снятие судимости, при этом погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, предусмотренные УК, связанные с судимостью.

Таким образом, действующие нормы УК и УПК позволяют, при наличии указанных в них правовых оснований и условий, прекращать уголовное преследование и уголовное дело в отношении лиц, упомянутых в приведённых выше нормах, при этом к лицу, освобождённому от уголовной ответственности или от наказания, не применяются какие-либо меры государственного принуждения, тогда как рассмотренными законопроектами №№ 953369-6 и 953398-6 предлагается освобождение от уголовной ответственности лиц, впервые совершивших преступления небольшой и средней тяжести, но с применением к ним иных мер уголовно-правового характера в виде штрафа, лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью, обязательных работ и исправительных работ, фактически равнозначные видам уголовного наказания, которое может быть назначено лишь обвиняемому, признанному виновным в совершении преступления на основании вступившего в силу приговора суда.

Учитывая вышеизложенное, Общественная палата Российской Федерации не поддерживает проекты федеральных законов № 953369-6 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» и № 953398-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности».




Источник:сайт РВС

Комментарии (0)

    banner

    Новости

    Публикации